Музей Помпиду пополнился на 250 картин

В сентябре Национальный центр искусства и культуры Жоржа Помпиду в Париже выступит с громким выставочным проектом «КОЛЛЕКЦИЯ! Современное искусство в СССР и России 1950–2000-х годов: уникальный дар музею» (14 сентября 2016 года — 27 марта 2017 года). Российские меценаты, коллекционеры, художники и их семьи подарили музею около 250 произведений советского и российского искусства. Это одно из важнейших единовременных приобретений главного во Франции музея современного искусства за последние годы. Новая часть коллекции Бобура будет показана публике в полном объеме, что тоже случается нечасто, к тому же в сопровождении архивных материалов и документов.

«Это уникальное событие, — говорит французский куратор, научный сотрудник Центра Помпиду Николя Лиуччи-Гутников, который готовил собрание вместе с директором московского Мультимедиа Арт Музея Ольгой Свибловой. — Не традиционная выставка, а именно представление коллекции — тех работ, которые благодаря нашим российским друзьям наконец-то восполнили пробел в нашем собрании русского искусства второй половины XX века, и теперь можно говорить об очень достойной и последовательной коллекции, которую мы можем наблюдать в развитии».

Главным партнером и соорганизатором проекта выступил Благотворительный фонд Владимира Потанина, который приобрел ряд произведений у коллекционеров и художников и передал их в дар французскому музею. В числе дарителей также крупные российские коллекционеры: арт-продюсер Игорь Цуканов, основатели Фонда культуры «Екатерина» Владимир иЕкатерина Семенихины, владелица The Art Newspaper и основатель фонда IN ARTIBUS Инна Баженова. Всего в этой инициативе приняли участие около 20 человек, силы между коллекционерами и художниками разделились примерно поровну.

Русские козыри Бобура

Василий Кандинский остается одним из главных русских козырей Центра Помпиду, чьей коллекции первопроходца абстрактного искусства завидуют мировые музеи. Французы получили ее по завещанию вдовы художника и его основной наследницы Нины Кандинской. Еще один лакомый кусок — наследие российских авангардистов Наталии Гончаровой иМихаила Ларионова. Что-то пожертвовала многолетняя возлюбленная Ларионова Александра Томилина, но главный подарок — более 80 работ, в основном живопись и графика парижского периода, — сделало Франции советское правительство в 1988 году в рамках смутной истории с дележом наследства художников между двумя странами. Гордятся в Бобуре и подборкой российских конструктивистов, в частности коллекцией скульптур, живописи и графики Антона Певзнера (многое в 1960-х подарила вдова художника, остальное докупали в разные годы) и собранием Владимира и Георгия Стенберг. Советские графики и мастера киноплаката выступают в Париже в менее известном качестве — как архитекторы. Их макетами и чертежами Центр Помпиду разжился в 1970-х годах. В следующее десятилетие крепкий модернистский фундамент французы начали не спеша дополнять современными авторами — концептуалистами. Во многом благодаря главному популяризатору русских, автору исторической выставки «Маги земли» Жан-Юберу Мартену в коллекции появился Илья Кабаков с инсталляцией «Человек, который улетел в космос» и концептуальными альбомами. Тогда же несколько своих работ музею подарил Игорь Макаревич. В начале 2000-х годов Центр Помпиду купил «Завтрак на траве. Картину для Франции» Александра Виноградова иВладимира Дубосарского. Но все это были, скорее, разовые инициативы и частные удачи, не складывавшиеся в единый пазл.

Полная картина

По словам Николя Лиуччи-Гутникова, в новом собрании можно выделить четыре главы — четыре вехи в истории советского и российского искусства с 1950-х до самого начала 2000-х годов. Новейшего искусства в коллекции Центра Помпиду пока нет. Первыми, в том числе и по масштабам присутствия, идут нонконформисты. Акцент сделан на художниках, живущих или живших в Париже. «Мы же французский музей, хотели отдать им должное», — объясняет куратор. И без того солидное собраниеЭдуарда Штейнберга в Бобуре пополнилось новыми картинами: свой вклад внесла вдова лидера советского неофициального искусства Галина Маневич, — и теперь у французов есть фактически весь Штейнберг — от ранних работ 1950-х до самых последних. Значительно укрепил свои позиции иВладимир Янкилевский. В коллекции он числится с 1980-х. Тогда директором Центра Помпиду был Доминик Бозо, а еще раньше он стал едва ли не первым французом, попавшим в мастерскую Янкилевского. Франциско Инфанте, до последнего времени представленный лишь несколькими документами в Библиотеке Кандинского, теперь есть и в коллекции музея. Компания классиков-нонконформистов не была бы полной безМихаила Рогинского, Владимира Яковлева, Оскара Рабина и Игоря Шелковского.

Далее соц-арт. И если ветеран движения Леонид Соков получил пропуск в коллекцию почти 20 лет назад с подачи все того же Жан-Юбера Мартена, то Борис Орлов, Александр Косолапов,Виталий Комар и Александр Меламид обрели бобуровский вид на жительство только сейчас. Из более молодого поколения соцартистов отметился Гриша Брускин — его щедрость в Центре Помпиду особенно оценили.

Третья глава — концептуализм, одна из любимых тем музея с момента его основания. «У нас в коллекции на довольно полной карте международного концептуализма было белое пятно: нам катастрофически не хватало многих работ из России», — рассказывает Николя Лиуччи-Гутников. Теперь пробелов почти не осталось. «Коллективные действия» Андрея Монастырского, Римма и Валерий Герловины, Игорь Макаревич и Елена Елагина, Дмитрий Пригов, Вадим Захаров, Виктор Скерсис, Юрий Альберт, художники групп «Мухомор» и «Инспекция „Медицинская герменевтика“» — в коллекции собрались все три поколения московского концептуализма.

И наконец, заключительная часть посвящена искусству периода перестройки и 1990-х годов. Здесь тоже многолюдно. Москву представляют Дмитрий Гутов, Валерий Кошляков, Сергей Ануфриев, арт-группа «Чемпионы мира», Санкт-Петербург —Владислав Мамышев-Монро, Георгий Гурьянов, Тимур Новиков, Олег Котельников, Дмитрий Яковин.

Включению работ российских художников в коллекцию Центра Помпиду предшествовала сложная процедура: список утверждали сначала на кураторской комиссии Центра Помпиду, а потом на закупочной комиссии с участием представителей Министерства культуры Франции. Впрочем, ради того, чтобы проект состоялся в кратчайшие сроки (он готовился с ноября 2015 года), принимающая дар сторона пошла на уступки.

«Обычно рассмотрение занимает дольше времени, но здесь, соблюдая абсолютно все требования французского законодательства, все согласны были работать на ускорение. Например, некоторые работы рассматривались заочно», — рассказала директор Благотворительного фонда Владимира Потанина Оксана Орачева.

«К сожалению, это правда, что мы во Франции не слишком интересовались советским и постсоветским искусством, — признает Николя Лиуччи-Гутников. — Во многом момент упущен. Частные музеи, как, например, Музей Людвига или Циммерли, оказались гораздо прозорливее государственных, и мы уже никогда не сможем с ними конкурировать. Лучшие вещи разошлись по частным коллекциям. Но если сравнивать с теми же Тейт или Музеем современного искусства в Нью-Йорке, то этот невероятный ансамбль, который стал для нас каким-то даром с неба, несомненно, колоссально укрепил позиции Центра Помпиду. Ведь лучше поздно, чем никогда, — так, кажется, говорят у вас в России?»

 

24.08.2016
Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *