В столице открылась новая галерея

Арт-карта Москвы пополнилась галереей современного искусства «VS unio». Открылась она в модернизованном квартале «Арма», где до недавнего времени тусовались только бизнесмены и хипстеры. Владелец галереи, издатель Виктор Шкулёв обнадежил, что ничего примитивного предъявлять не станет, а удивит экспериментами. Так оно и получилось: на первой выставке работы именитых мастеров соседствуют с малоизвестными художниками.

История галереи началась не сегодня, а в 2014 году в Париже, где она была основана. Сразу же засветилась проектами на арт-ярмарках Франции и Сингапура, выставкой «Эмоции» в музее современной истории России. После этого стало ясно – пора обосноваться и в Москве. Долго подбиралось нужное пространство и наконец нашлось в стильном подвале одной из построек «Армы». Помещение небольшое, но уютное, черное, аскетичное – ничего не отвлекает от искусства.

Тут, на первой выставке «Ноэмы», есть на что посмотреть. Начинается она в коридоре с 2-метровых бронзовых торсов – женского и мужского – авторства Тараса Левко. Он объясняет, что скульптура для него является «женщиной, пластичным силуэтом которой можно вдохновляться вечно; и мужчиной с его внутренней беззащитностью, скрывающейся под маской внешней силы и грубости».

В галерее вниманием завладевает голубое полотно со спешащей девушкой Александра Виноградова. Его привыкли воспринимать в тандеме с Владимиром Дубосарским, но будучи отдаленным от него, Виноградов умеет быть чистым живописцем. Лишь в углу голубого полотна застаем спешащую блондинку в мини-юбке под розовым зонтом. Таких горожанок, убегающих от дождя, встречаем на улицах сотни, так что Виноградов запечатлел узнаваемый образ.

Напротив него – абстрактная композиция Артура Яна. Контрастные сочетания крупных пятен розового с зеленым и оранжевого с синим рождают ощущение музыки: рок, блюз, джаз – всего сразу. Самое время повернуться к абстрактному полотну – «Взаимному согласию» Василия Кандинского, происходящему из коллекции жены художника Нины. Пестрая работа состоит из диагоналей, в которую врывается множество фигур причудливых форм. Это этюд к известной композиции Кандинского, хранящейся в центре Помпиду.

Не менее красочен «Сенокос» Камиля Писсарро, написанный в Эраньи, на западе от Парижа, где художник снимал дом, написал много пейзажей. В этом – вибрация мазков передает энергичное движение женских фигур и спелых колосьев на переднем плане.

Радость жизни излучает и «Фруктовый лед» Константина Лупанова, который почему-то называет свою живопись «веселой безответственной мазней». Серо-коричневую историю уличных музыкантов – юного виолончелиста и грустного скрипача – разбавляет обезьяна с мороженым. Она преданно смотрит в глаза зрителя и выстраивает с ним контакт.

– Термин «Ноэмы», вынесенный в название первой выставки заимствован из словаря философии, – рассказывает директор галереи Светлана Герасимова. – Ноэма – предмет, представленный определенным образом, в применении к живописи – предмет, каким он дан в переживании художника. Кто-то живо воспринимает реальный материальный мир – например, Оскар Рябин, Константин Лупанов, Евгений Кравцов. У Сергея Брюханова ноэма открывает мир сущностей, выраженный в цвете. А в живописи Евгения Зарембы абстракция предстает более предметной... В общем, мы рискнули соединить на одной площадке разносортные вещи. Посмотрим, что получится из этого смелого опыта.

08.11.2016
Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *