В театре Станиславского две наиболее известные постановки XX века

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко состоялась историческая встреча - царя Эдипа и герцога Синяя Борода. Два знаковых произведения XX века: опера-оратория Игоря Стравинского и опера Белы Бартока прозвучали в один вечер. Идея соединить такие разные спектакли в одном сценическом пространстве принадлежит режиссёру Римасу Туминасу.

«Царь Эдип» – особая работа для Римаса Туминаса. За последний год это третье обращение режиссера к античному мифу о свободе человеческого выбора и неотвратимости рока. Сначала была постановка в Греции – в древнейшем действующем амфитеатре. Осенью состоялась премьера в Театре Вахтангова. И вот снова Эдип – на этот раз музыкальный – опера-оратория Игоря Стравинского.

Кажется, как раз из-за такой высокой концентрации софокловского мифа в своем творчестве Туминас отказывается обсуждать нынешний спектакль. Последние минуты перед премьерой тратит на то, чтобы подбодрить и эмоционально настроить артистов.

Для своей оперы-оратории Стравинский сократил античный текст в шесть раз, убрал второстепенных героев, сохранив лишь главную интригу трагедии, использовал либретто на латыни. Для лучшего понимания присутствует рассказчик, который дает короткие вводные по-русски. Композитор хотел сосредоточить внимание зрителей не на сюжете «Царя Эдипа», а на музыке. Теперь, когда опера из оратории превратилась в полноценную постановку, артисты говорят: эмоционально хотелось высказаться больше.

«Нам не хватало текста. Не хватало Софокла Но я честно проанализировал текст Софокла и понял, что все в принципе мы можем воплотить. И мы постарались это сделать. Чтобы, как говорят, паузы не молчали», - объясняет солист оперной труппы Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Валерий Микицкий.

Особую пластику хореограф Анжелика Холина придумала для рук артистов. На оперной сцене они как будто рассказывают свою, особенную историю.

«Моя сила, моя власть, мой характер и образ – все в моих руках. Я ими успокаиваю народ, успокаиваю Эдипа. Это мое нутро. Руки – это весь мой образ», - делится солист оперной труппы Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Наталья Зимина.

Вторая часть вечера – опера Белы Бартока «Замок герцога Синяя Борода». Камерная – на две партии: Юдит и Синяя Борода. Два совсем не похожих произведения, написанные в начале XX века, в музыкальном смысле рифмуются, кажется, именно своей разностью.

«Наше внутреннее ощущение этих спектаклей с Туминасом – первый спектакль – Стравинский – это такой открытый народный театр, и после этих грандиозных сцен во втором акте сразу же наступает очень закрытая, эстетская атмосфера, очень стильное пространство. Я думаю, это будет интересно», - говорит главный дирижер Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко Феликс Коробов.

Посмотрев оба спектакля, несложно заметить: оба объединены темой рока, неизбежности, судьбоносности, которую Римас Туминас исследует с явным любопытством. 

17.03.2017
Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *