Чем славится выставка Дали в музее Фаберже

На выставке «Сальвадор Дали. Сюрреалист и классик» в петербургском Музее Фаберже показано 100 графических листов к «Божественной комедии» Данте. Вот интересные факты о знаменитом цикле иллюстраций и истории его создания.

Сальвадор Дали. «Черный дьявол. Ад. Песнь 21». Иллюстрация к «Божественной комедии» Данте Алигьери. 1959–1963. Фонд «Гала — Сальвадор Дали»

Графические листы к «Божественной комедии», показываемые в Музее Фаберже начиная с 1 апреля, датированы 1958–1963 годами, и это не просто одна из самых больших работ Сальвадора Дали в жанре «книга художника». Может быть, именно поэтому, в отличие от иллюстраций к другим великим книгам, серию к «Божественной комедии» показывают целиком, не пропустив ни одного звена? Данте Алигьери вместе с другими творцами Раннего Возрождения входил в пантеон сюрреалистов и самого Дали, прежде всего как лучший и самый известный пример столь ценимого ими визионерства.

Приключения испанца в Италии

«Весь мир, от коммунистов до христиан, ополчился против моих иллюстраций к Данте. Но они опоздали на 100 лет!» — эти слова Сальвадора Дали в «Дневнике одного гения» датированы маем 1956 года. Работы, созданные художником в начале 1950-х годов по заказу итальянского правительства для издания «Божественной комедии» к 700-летию Данте, были восприняты в Италии крайне негативно. В прессе Дали припоминалось все, от сюрреалистского прошлого до фашистских симпатий, а главное — испанец не должен касаться основополагающего для итальянской нации литературного памятника, к тому же на государственные деньги. Проект прервался, но желание воплотить его в реальность уже не оставляло Дали.

«Божественная комедия» была далеко не первым его опытом в книжной графике. Целенаправленно к иллюстрации художник впервые обратился в 1934 году, когда вышло новое издание поэмы Лотреамона «Песни Мальдорора». В 1948 году, вернувшись из Америки, Дали иллюстрирует жизнеописание Бенвенуто Челлини (эти работы также представлены на выставке), а в 1956 году им были сделаны литографии к «Дон Кихоту».

На открытии выставки «Сальвадор Дали. Сюрреалист и классик» в петербургском Музее Фаберже

В результате «Божественная комедия» выходит в парижском издательстве Les Heures Claires в шести томах. Было выпущено 2,9 тыс. экземпляров, а также 100 нумерованных с пагинацией римскими цифрами и 44 на японской бумаге. Все они были отпечатаны в веронской типографии Stamperia Valdonega.

Рисунки Дали были сделаны акварелью, гуашью и пером, а затем переведены в печатную технику. Сохранить все художественные особенности оригинала удалось благодаря использованию цветной ксилографии — так же, как это делалось в знаменитых японских гравюрах. Каждый рисунок Дали воспроизводился последовательными оттисками с отдельных печатных форм числом от 20 до 37, за счет чего переданы все оттенки цвета. В течение пяти с лишним лет гравер Раймон Жаке с ассистентом вручную вырезали до 3,5 тыс. досок, которые были уничтожены после печати тиража.

Мимо букв

Верный своей манере Дали не следует за текстом «Божественной комедии», но в описаниях ада, чистилища и рая его больше всего привлекает фантастическое. Отреагировав в конце 1930-х годов на общий поворот в сторону классики, художник все же сохранил верность сюрреалистической образности и не оставил до конца принесшие ему известность приемы. И здесь он опять пользуется сюрреалистическим словарем, к созданию которого приложил руку.

Как всегда, сам мэтр лучше всего объяснит свое искусство. Весной 1960 года перед открытием парижской выставки, на которой был представлен цикл иллюстраций к «Божественной комедии», он выводит в «Дневнике одного гения»: «Когда меня спрашивают, почему я в таких нарочито светлых тонах изобразил ад, отвечаю, что романтизм совершил низость, убедив весь свет, будто ад черен, как угольные копи Гюстава Доре, и там ничего не видать. Все это вздор. Дантовский ад освещен солнцем и медом Средиземноморья, вот почему ужасы моих иллюстраций так аналитичны и суперстуденисты на вид, ведь у них ангельский коэффициент вязкости. На моих иллюстрациях можно впервые при ярком свете наблюдать пищеварительную суперэстетику двух существ, взаимно пожирающих друг друга. Это безумный день, исполненный мистической, аммиачной радости. Мне хотелось, чтобы мои иллюстрации к Данте получились словно легкие следы сырости на божественном сыре. Вот откуда эти пестрые разводы, напоминающие крылья бабочки».

Иллюстрации к «Божественной комедии» на выставке «Сальвадор Дали. Сюрреалист и классик» в петербургском Музее Фаберже

Изображая Данте, чей профиль узнаваем со времен портрета, созданного Боттичелли через полтора века после смерти поэта, Дали изображает самого себя, а в образе Беатриче — обожаемую им Галу. Как он выразился в том же дневнике, «продолжая потомственную линию греков, Дали лишь тогда доволен собой, когда ему удается из тоски пространства и времени и квантованных волнений души делать сыр! И сыр мистический, божественный!»

«Божественная комедия» справедливо считается одной из вершин художественной карьеры Сальвадора Дали и шедевром книгопечатного искусства. В 2008 году на аукционе Christie’s в Лондоне экземпляр книги был продан за £10 тыс., превысив эстимейт в два раза.

Для Дали, увидевшего рай и ад глазами Данте, было естественно установить еще более короткое знакомство с их создателем — вслед за «Божественной комедией» в 1963–1964 годах он берется за иллюстрирование Библии.

05.05.2017
Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *