Известный пианист выступает в городах Центральной России

Перед концертом в Воронеже он пожал плечами: "Жду большого фурора". Олег Аккуратов, незрячий 27-летний пианист с Кубани и давний герой публикаций "РГ", прославился еще в детстве - когда, освоив сочинения классиков по Брайлю, на равных состязался с другими исполнителями. Вырос - стал чаще выступать в составе джазовых ансамблей, в том числе с зарубежными знаменитостями. Под крыло его взял саксофонист Игорь Бутман. В ноябре Олег покорял публику в рамках передвижного фестиваля "Джазовая провинция".

Что вас в свое время побудило сменить карьеру в классической музыке на джаз? Вы ведь чуть ли не к конкурсу имени П. Чайковского готовились…

Олег Аккуратов: Не сказал бы, что развивал больше классическую карьеру и вдруг переключился на джаз. Я занимался и тем и другим - наравне. Сначала полюбил классическую музыку, конечно. Слушал пластинки таких исполнителей, как Мария Гринберг, Рудольф Герард Шварц, Святослав Рихтер. Потом открыл для себя джазовых пианистов. Оскар Питерсон, Артур Тэйтум, Уинтон Келли, Сонни Кларк, Финеас (Файнас) Ньюборн, Чик Кориа - всех не перечесть, кто мне нравится! Еще люблю певиц - Эллу Фицжеральд, Дайану Кролл, Дайану Ривз, Ди Ди Бриджуотер, Дорис Дэй…

 

Я и сейчас ни на чем не сконцентрирован, играю любую музыку. Любимые композиторы - венские классики, Бах, Шопен. А из джаза очень люблю стандарты, традицию. Здесь главное - импровизация. Это не каждый может. Людям бывает проще стать классическими пианистами, нежели джазовыми. Ведь в классике ты учишь готовый текст: правильные ноты, штрихи, артикуляция, динамика… А в джазе все создаешь сам, к тому же тут другая атмосфера и звуковая подача.

Вы играете закрепленные импровизации или сочиняете "на ходу"?

Олег Аккуратов: Все делается спонтанно. Когда уже имеешь опыт импровизации, в голове невольно возникают свои фразы, гармонические обыгрывания… Вдруг тянет какие-то цитаты добавить: в одной композиции, например, из "Чижика-пыжика", в другой - из "Мурки"… На этом построен джаз, он все наши известные песни таким образом вобрал. Та же "Катюша" или "Подмосковные вечера" давно адаптированы под джаз, их играли многие американские оркестры.

У русского джаза, как вам кажется, есть свое лицо?

Олег Аккуратов: Советский джаз очень красив. Кто-то считает его эстрадной музыкой, но она, конечно, взаимосвязана с джазом. Взять Леонида Осиповича Утесова и его Теа-джаз (теа - от слова "театральный". - Прим. "РГ"). Или песни Блантера, Дунаевского, Хренникова - они все положены на джазовый язык. Это уже аналог американского джаза.

Чьим мнением относительно своего творчества вы дорожите? Кто для вас авторитет в музыке?

Олег Аккуратов: Адам Мартынович Терацуян, который рядом со мной сидит (контрабасист, педагог, один из ведущих деятелей джазовой сцены на юге России. - Прим. "РГ"). У нас с ним мысли совпадают - по любой музыкальной детали, по точности произношения звука и фраз. Хотя… с кем я только ни общался, и со многими эти мысли совпадали.

А среди тех, с кем вы не играете, - есть люди, которым вы, допустим, записи своих концертов показываете? Чтобы мнение узнать, чтобы вам помогали расти.

Олег Аккуратов: А-а, ну конечно, все это было, начиная с Армавира и заканчивая Ростовом. Я слушал очень много музыки от 1930-х годов до фри-джаза и авангарда, который не особенно люблю. Разную музыку слушал! В том числе советскую и зарубежную эстраду… Я поддерживаю отношения со своими педагогами. Они делают мне замечания, но хорошие, кстати, тактичные. Замечания, которые в первую очередь не в обиду мне. Я это очень люблю.

Вам бывает страшно выходить на сцену?

Олег Аккуратов: Нет, я никогда не волнуюсь. Вообще нисколько. У меня все впереди!

Как вы определяете, удался концерт или нет?

Олег Аккуратов: Важно почувствовать публику, атмосферу. Какая она - теплая или холодная, светлая или темная, грязная или чистая. Я очень люблю играть в антонимы! Любое выступление дает колоссальное количество эмоций. Да, публика не всегда бывает хорошей. Но часто.

"Та же "Катюша" или "Подмосковные вечера" давно адаптированы под джаз"

А что вы делаете, если она "холодная и грязная"?

Олег Аккуратов (смеется): Очищаю и утепляю! После третьей композиции аудитория плохой не бывает.

Чем увлекаетесь помимо музыки?

Олег Аккуратов: С удовольствием слушаю аудиокниги со стихами. Предпочитаю Серебряный век: Ахматову, Цветаеву, Бальмонта. Мне нравится стихотворение Дмитрия Кедрина "Аленушка". Я чисто механически запомнил текст, когда брат Антон его наизусть учил для школы. Потом подошел к нему с музыкальной точки зрения - строки идеально ложатся на мотив "Катюши" (поет): "Стойбище осеннего тумана, / Вотчина ночного соловья, / Тихая царевна Несмеяна - / Родина неяркая моя!"

Вам не приходило в голову песни писать?

Олег Аккуратов: Писал! Пишу! И инструментальную музыку пишу, джазовую и классическую. У меня постоянно какие-то идеи в голове. Бывает, хочу не свое что-то сочинять, а делать аранжировки стандартов: сегодня возьму Yesterday, завтра Beautiful Love, послезавтра какую-нибудь песню, которую вообще не адаптируют под джаз. На это уходит разное время: час, два, иногда один или несколько дней.

Ваш абсолютный слух не "режет" то, что звучит вокруг?

Олег Аккуратов: Я знаю, что вокруг фальши очень много, но абстрагируюсь от этого. Не обращаю внимания. Я столько пережил интриг, склок, сплетен… В данный момент их практически нет. Есть люди, с которыми надо быть осторожным. И я их избегаю. Изредка бывают такие встречи. Редко, но метко.

 

Слышите, когда человек правду говорит, а когда врет?

Олег Аккуратов: Да, слышу, это сразу понятно (пародирует льстивые интонации). Верю этому и не верю. Бывают люди теплые и душевные, бывают очень низкие и очень нервные.

Вас называют уникальным, гениальным музыкантом. Как вы к этому относитесь?

Олег Аккуратов: Не злобно. Мне, например, нравится, когда меня так называют. Но я, конечно, себя гением не считаю. Предела совершенству нет. Каждую деталь довожу до совершенства. Уже много добился, но чего-то нового еще достигну.

Пять фактов об Олеге Аккуратове

- играть на фортепиано научился дома, на ощупь подбирая произведения, которые слушал на пластинках; в шесть лет уже исполнял первый концерт Чайковского;

- окончил единственную в России специальную музыкальную школу для слабовидящих и слепых детей в Армавире;

- свой первый классический альбом записал в 13 лет в Германии;

- выступал в резиденции Папы Римского в составе Всемирного сводного хора ЮНЕСКО, участвовал в концерте оперной дивы Монтсеррат Кабалье, играл гимн на закрытии Паралимпиады-2014 в Сочи;

- стал прототипом главного героя (одаренного слепого музыканта) в фильме Людмилы Гурченко "Пестрые сумерки" (2009).

17.11.2016
Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *