Как фронтмэн группы "Звери" занялся фотографией

— Как вы решили заняться фотографией?
— Мысль пришла, наверное, года три назад, когда уже скопилось какое-то количество работ, которые показывал друзьям, знакомым, что-то выкладывал в соцсети. Но только спустя три года все задумки воплотились в реальность. На выставке будут представлены разные работы — начиная с тех, что были сделаны в 2009 году. Но большая часть фотографий сделана с 2011-го по 2015-й.

Но смысл экспозиции в том, что это разные годы, но одни и те же места, которые не раз посещал.

— Не все, что хотелось, подошло для выставки?
— Не все, да. У нас сложная была задача — работ много, и из них в принципе можно было сделать две или три выставки, потому что они абсолютно разные: от аналоговых, на пленку, до цифровых, сделанных на телефон. Отбирали так, чтобы и смотрелось, и была какая-то общая идея, но в итоге использовали два жанра — это репортаж и немного жанровой фотографии.

— Вас больше привлекает репортажная съемка?
— У меня другого выхода нет. Я, если честно, не успеваю фотографировать так, как мне хотелось бы, потому что снимаю все-таки на ходу. Я не выезжал никуда фотографировать, и все кадры сделаны во время отдыха, путешествия, движения, гастролей.

— Вообще выставка — это сбывшаяся мечта или просто хобби, которое удалось реализовать?
— Я думаю, это хобби, увлечение. Но увлечение получилось емким, и почему бы это не показать, а дальше продолжить заниматься еще чем-нибудь, пока есть время и желание?

— Но фотография сама пока не надоела?
— Надоедает. Оно все надоедает, конечно. И фотография надоедает. Я какой-то период вообще не фотографировал, потому что не до этого было, занимался другими делами.

Бывает, что ты уже понял, как это делать, или, допустим, у тебя появилось что-то действительно хорошее.

И ты же все время проецируешь свои работы на других фотографов, кому-то пытаешься подражать и создать примерную атмосферу и ценность кадра. Поэтому, когда чего-то достиг, не всегда дальше интересно. Я сейчас видео занимаюсь больше, чем фотографией. Скажем так, нафотографировался.

— Расскажите о путешествиях и как они совпали с фотографией. Может быть, есть страны и города, которые больше вдохновляли или просто получились более продуктивными в рамках уже выставки.
— Там, где больше я был, там у меня больше и кадров. Россия на выставке практически не представлена, если в процентном соотношении — то десять процентов из всех работ. А остальное — это другие страны. Я очень люблю море, поэтому у меня много воды, людей. И город я люблю. Парижских работ очень много представлено. И будет много океана: Таиланд, Бали, Индонезия, Ява, что-то с острова Тенерифе.

— Конкретной какой-то идеи, мысли у выставки нет?
— «Моменты» она называется. А идея — какая идея? Я не могу сформулировать, если честно.

Я просто хочу показать людям, что видел и что мне запомнилось в этот момент

— Кроме выставки вы готовите свою фотокнигу (инстабук «Возможности». — «Газета.Ru»), которую также представите 17-го числа.
— Да, книга будет немного другого формата, потому что в ней будут кадры, которые не войдут в экспозицию. И она сделана немного в другом жанре. Текста там мало, но будут цитаты и стихи, ну и в конце книги есть описание работ, и, собственно, все. То есть это такая вещь, которую можно полистать, подарить кому-нибудь.

— А что-то еще новое для себя открыли в процессе подготовки к выставке?
— Вообще в процессе работы получаешь очень много разной информации. Иногда вот проявляешь пленку, смотришь, а у тебя, смотри-ка, сколько теней красивых, здесь контраст какой вышел.

Когда ты фотографируешь, ты этого не замечаешь.

Или когда ты спустя время смотришь на фотографию — смотрите, как интересно. А раньше ты этого не замечал. Много всего. Потому что фотография — она тем и интересна, что ты можешь возвращаться к ней, понимать что-то еще.

— Отойдем от выставки. Как вы относитесь к современным проблемам и реформам с авторским правом? Вот у вас тоже недавно конфликт был, нерешенный (в начале сентября Арбитражный суд Москвы полностью отклонил иск музыканта о взыскании 1,5 млн руб. с ООО «Кинокомпания «Лунапарк» и ООО «Централ Партнершип» за незаконное использование песни «Южная ночь» в фильме «Выпускной». — «Газета.Ru»)…
— Тут надо просто некую грань проводить. Потому что понятно, что люди, не имеющие денег, в интернете могут бесплатно скачать музыку, послушать, и я в принципе не против этого. Но я против, когда мою музыку используют в коммерческих целях, это уже абсолютно другой вопрос. И иногда лоббисты свободного доступа к интеллектуальной собственности в интернете говорят: тебе что, жалко, что ли? Они подменяют понятия и не совсем корректно. Так же и с РАО (Российское авторское общество), членом которого я являюсь. Они мне все время присылают отчет, что какой-то детский драмтеатр платит какие-то небольшие деньги за использование музыки.

А при этом суды за публичное воспроизведение моих песен, использование их в кино и так далее мы не можем выиграть.

И этих денег там нет, никто в РАО их не перечисляет. То есть тут вопрос уже просто… назовем это глобальной справедливостью. Вот и все.

— А вы этот вопрос как-то поднимаете как член РАО?
— Мне РАО как компания вообще не нравится. Они не приносят пользы ни тем, кто слушает музыку, ни самим авторам. Потому что модель сбора денег и распределения — она устаревшая и коррумпированная, вот и все. Кому от этого хорошо — никому. Конечно, интеллектуальную собственность нужно защищать, это то, что человек придумал, это принадлежит ему. По крайней мере, первые 50 лет, по закону.

Потом это общее достояние.

Мне кажется, это вопрос просто какого-то добросовестного отношения друг к другу, уважения автора и публики.

— Свое судебное разбирательство будете продолжать?
— Конечно, я же борец за справедливость. И поэтому мы судимся все время с теми, кто действительно делает что-то не очень хорошее. По крайней мере, когда это на виду и это оскорбляет.

— Тот фильм, о котором речь, оскорбляет?
— Оскорбляет, да.

— При этом есть фильмы, к которым вы писали официально саундтреки?
— Да, у меня же очень просто. Когда кто-то хочет песню, я прошу кусок фильма и синопсис. Если мне не нравится, я не даю песню и не пишу, и не работаю. Если нравится, я ее дам. Иногда даже бесплатно. Дело-то не в деньгах, а в том, как используют то, что ты сделал искренне, например, в своих не очень искренних целях.

— Возвращаясь к выставке, почему людям, которые не являются вашими друзьями и вашими поклонниками в музыкальном плане, она может быть интересна?

— Да ни почему. Просто, если человеку интересна фотография вообще, он придет.

Если кому-то я интересен просто как человек, как музыкант, тоже придет.

Или человеку делать нечего, почему бы не сходить? «Посмотрим, какой он фотограф», — вот из этих соображений многие могут прийти.

— К слову, стоимость входного билета довольно демократичная — 150 руб. То есть не ждете какой-то коммерческой реакции?

— Нет, у нас нет коммерческой выгоды. Потому что у нас есть спонсор, который оплатил все расходы. А все деньги, которые получим от продаж, мы отдадим на благое дело. Людям, которые нуждаются.

— А куда именно?
— Мы еще не выбрали. Но как раз ищем. Тут тоже бизнеса нет, чистое искусство.

— Во благо?
— Искусство или смерть. Это творческое объединение ростовское, «Искусство или смерть». Объединение художников и музыкантов.

— Не очень хорошо обеспеченных?
— Художник не может быть вообще хорошо обеспечен. Он может быть Шилов.

— А музыканты?
— Тоже крайне редко.

Нет, конечно, есть исключения, и среди художников есть. Даже французские импрессионисты были богатыми — некоторые из них.

А кто-то умирал в нищете. Но большинство художников — это бедные люди, небогатые.

11.10.2016
Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *