Обладатель "Золотой пальмовой ветви" в России

Нанни Моретти, о котором посол Италии в России господин Чезаре Мария Рагальини сказал, что "последние несколько поколений итальянцев считают его культовым кинорежиссером", впервые приехал в Москву. К словам посла можно добавить, что и в мире к Нанни Моретти относятся так же. Иначе бы он не получил высокую награду - "Пальмовую ветвь" в Каннах за лучшую режиссуру за фильм "Дорогой дневник" (1993 год) и "Золотой глобус" за лучший фильм - за эту же работу. И каждую новую его картину не стремились бы заполучить ведущие международные кинофестивали и прокатчики.

Так было совсем недавно и с фильмом "Моя мама", который в 2015 году показали на многих ведущих киносмотрах мира. Так будет и с его следующей работой, на вопросы о которой Нанни Моретти пока не отвечает - говорит, что находится в поиске сюжета и темы. Но пока итальянский киноклассик представил в московском кинотеатре "Пионер" свои картины (11 фильмов в программе ретроспективы можно посмотреть с 8 по 17 ноября) и провел ряд встреч. Как раз перед лекцией в Посольстве Италии в России с Нанни Моретти поговорила обозреватель "РГ"

Прежде всего, позвольте поблагодарить за фильм "Моя мама" - я в 2015 году смотрела его на трех фестивалях. Как же так получилось, что за всю свою долгую кинокарьеру вы ни разу не приезжали в Москву? Наверняка были предложения?

Нанни Моретти: Я небольшой путешественник. Меня часто приглашали на московский кинофестиваль, даже в жюри. Но я до нынешнего момента всегда отказывался. И после стольких лет мне показалось, что настал тот самый момент, когда надо приехать в Россию, где я никогда не бывал.

Вы говорите, что вы - небольшой путешественник, но тем не менее раз шесть на Каннском кинофестивале были. Почему выделяете именно его? Может быть, вас погода на Лазурном берегу привлекает?

Нанни Моретти: Франция - это та страна, которая наибольшую важность придает кино. Киноиндустрия, газеты, телевидение, политический класс - все считают, что кино - это важно. Поэтому я очень благодарен и Франции в целом, и, в частности, Каннскому кинофестивалю.

Фильмом "Дорогой дневник", получившим Каннскую "Пальмовую ветвь" за лучшую режиссуру, открылась долгожданная ретроспектива в кинотеатре "Пионер". После показа состоялось общение со зрителями. Что вам запомнилось из него?

Нанни Моретти: После получаса общения пришлось уйти из зала - там должен был начинаться другой фильм. Но в стране, которая очень отличается от моей родной, мне показалось, что публика - очень внимательна.

Если люди не знакомы с вашим творчеством, на какой фильм ретроспективы вы посоветуете обратить им особое внимание?

Нанни Моретти: Нет такого фильма, который лучше других рассказывал бы о моем кино, поскольку каждый отражает мою личную историю и историю Италии в тот момент, когда я над ним работал. И мне кажется (и если это правда, то мне это делает большую честь), что, рассказывая о себе, я одновременно говорил о многих других людях - знакомых и нет - и об их переживаниях тоже.

У вас в Италии есть кинотеатр. Какие фильмы вы в нем показываете?

Нанни Моретти: Фильмы, которые мне нравятся, и которые, на мой взгляд, нуждаются в помощи - чтобы зрители их увидели. Дело в том, что есть люди - их может быть не очень много, но они доверяют моему выбору. И, если видят фильм в программе моего кинотеатра, то обязательно придут его смотреть. Так что это - авторское кино. Со временем бывает, что режиссеры каких-то из этих фильмов становятся очень известными. Но как бы то ни было, это картины, которые мне нравится ставить в программу.

То есть, в основном, это - дебюты, и кинотеатр не рассчитан на коммерческую прибыль?

Нанни Моретти: Нет, если у вас в кинотеатре всего лишь один кинозал, вы автоматически теряете деньги. Я, конечно, был бы не против на этом заработать (смеется), но момент уже упущен. 25 лет назад, когда я открывал кинотеатр, публики было больше, но смены поколений не произошло. Молодые люди, если вообще ходят кино, смотрят совершенно другие фильмы в других кинотеатрах. Например, год назад я поставил "Франкофонию" Александра Сокурова в программу.

Много было зрителей?

Нанни Моретти: Огромного успеха не было - и это я использую эвфемизм.

Что вы думаете о нынешнем итальянском кинематографе? Может быть, видите что-то, что сближает его с российским? Почему сейчас нет такой киноволны, как во времена Федерико Феллини, Тонино Гуэрра и других?

Нанни Моретти: В Италии, к сожалению, очень слабая дистрибуция современного российского кино. И меня это печалит, потому что, как зрителю, мне очень любопытно что за кино снимают в России. И, конечно, если современное кино сравнивать с эпохой Феллини, Росселини и Висконти - ясно, что из такого сопоставления трудно выйти победителем. И важным в этом сравнении с той эпохой является и тот факт, что и кинематограф, и кинотеатры потеряли свою центральную роль в культурной жизни человека.

Что заняло это место?

Нанни Моретти: Не знаю. Некоторые утверждают, что сериалы. Но это может быть и Интернет, и многие другие вещи. Об этом следовало бы спросить у представителей более молодого поколения.

Сериалы действительно качественно изменились. Не было ли у вас желания снять сериал и более тесно работать с телевидением?

Нанни Моретти: Нет. Я в общем-то ничего не имею против. Но проблема в том, что сериалы снимаются такими темпами, которые никак не соответствуют моим рабочим ритмам - мне нужно больше времени, чтобы снимать. Когда я смотрю некоторые сериалы - а я их смотрю - мне кажется, что в них важнее сценаристы и актеры, чем режиссеры.

Тем не менее, вас называют итальянским Вуди Алленом, а он, как известно, пробует себя в сериалах. Вам, кстати, нравится такое сравнение?

Нанни Моретти: Разумеется, мне это приятно. Но только, пока я снимаю один фильм, Вуди Аллен снимет пять. Так что и наши с ним ритмы не совпадают.

14.11.2016
Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *