Секреты мозаики кубанских мастеров

Полотна этих художников весят больше двухсот килограммов. В качестве красок — камни. Мастерам мозаики Николаю Мгебришвили и Михаилу Миховичу приходится каждый день работать с тяжелым грузом. Их творения украшают стены храмов края. Как создается это непростое искусство и как выглядит мастерская художников и камнерезов?

Монументальное искусство Николай и Михаил начали осваивать в 90-е. Подвернулся случайный заказ. Дело оказалось интересным. Увлеченные художники занялись редкой для Краснодарского края техникой. Сейчас в просторной мастерской множество тяжелых ящиков. В них камни не только разных цветов, даже оттенков. 

— Вот серые камни, которые мы используем, когда делаем седые волосы у святых или бороды. Очень хорошо подходит под седые волосы. Это какой-то покупной, испанский, кажется. А вот все, что неправильной формы, мы собираем у нас. Никогда не знаешь, что внутри. Уже глаз, конечно, наметанный. Но каждый распил камня — все же открытие. Мы раньше, когда приезжали вечером, хоть и уставшие, а все равно бежали к станку и распиливали. Выбираешь и смотришь, что там внутри. Но сейчас уже, конечно, поостыли в этом плане, — рассказал художник-мозаичист Николай Мгебришвили.

Открыть камень — так художники называют момент распиливания речного булыжника. Было бы куда проще работать с цветной эмалью, но византийская мозаика интересна именно происхождением материала.

— Когда мы только начинали, лет 20 назад, был у нас белый камушек Коелга, серый камушек уфалейского месторождения, и, когда мы находили что-то  желтое в печке и распиливали, это был такой праздник! Палитры не было вообще. А потом стали собирать палитру и знали, что в этой речке этот оттенок, а в другой — другой. На этом промежутке речки один камень. У нас даже названия камней стали — «хамышки», «гуамка». Палитра собирается очень долго. Теперь у нас более менее развязаны руки в этом плане, — сказал художник-мозаичист Николай Мгебришвили.

Николай и Михаил теперь досконально знают всю технологию мозаичного панно. Они инженеры, способные сделать все расчеты. Добытчики сырья. Камнерезы. Мозаичисты-наборщики. Но в первую очередь, конечно, художники. Большинство эскизов принадлежит Михаилу.

— Удобно делать эскиз в небольшом формате. Можно дольше разрабатывать, прорабатывать какие-то мелочи. А затем сканируется изображение и увеличивается в тот формат уже, который нам нужен. Вот как в данном случае. Вот это уже натуральный размер той мозаики, которая будет, — сказал художник-мозаичист Михаил Михович.

Тысячи разноцветных фрагментов укладывают в одну картину. Сколько именно, никто и не считает. Важнее для мозаичистов правильно подобрать камни. Выбирают те, что не подвергнутся влиянию окружающей среды. Это пришло с опытом.

— Есть камни, которые покупаем, привозные, из дальнего зарубежья. Иранский оникс — лики, руки из него делаем. Палитра достаточно большая. Золотой фон — это люстр, нанесенный и обожженный при температуре 600 градусов. Наше производство нашей мастерской, — добавил Михаил Михович.

На такой крупный проект мастеру в древности понадобилось бы минимум 10 лет. Михаилу и Николаю на изготовление трехметрового панно нужно несколько месяцев. А значит кубанские мастера украсят куда больше храмов.

31.01.2017
Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *