На AI Аукционе представлены работы известного русского мастера живописи Кустодиева

Описание каталога начнем с единственного представителя в нём западноевропейского искусства — британского мариниста Вильяма Говарда Йорке (William Howard Yorke), известного в первую очередь своими «корабельными портретами» (так за точное воспроизведение деталей корабля и его конструктивных особенностей называли современники работы художника). Один из таких «портретов» — масло на холсте «Барк “Доротея”» (1904) — представлен в нашем сегодняшнем каталоге. Барк «Доротея» (построен и спущен на воду в 1870 в Гамбурге, в 1902 продан компании Tarasoff & Co, Lovisa, Финляндия, демонтирован в 1913) показан при поднятых парусах и во всем блеске, во всех деталях оснастки и даже с частью экипажа на борту. Почерковым признаком художника можно считать нанесение поясняющих надписей и обязательное указание названия судна, из которых мы можем узнать даже имя капитана корабля В. К. Янсена (W.K. Jansen), служившего в финском флоте и с 1913 года принявшего командование аналогичным кораблем — барком «Пампа».

Тему водных просторов продолжает небольшой пейзаж «У реки» (1952) кисти одного из лучших отечественных мастеров пейзажного жанра 2-й половины XX века, Владимира Фёдоровича Стожарова. 1952 год в творчестве художника отмечен поездкой по Сибири — на Байкал, в Иркутск и Омск. Возможно, что наш живописный этюд отражает уголок сибирской природы и привезен художником из той творческой поездки.

Красотами природы Урала была вдохновлена выразительная работа маслом на холсте, дублированном на картон, «Высокий берег реки» (1890–1891) кисти Аполлинария Михайловича Васнецова. Сам художник так описывал эту поездку: «Я поехал в 1890 году на Северный Урал к горе Благодать. Знакомые картины моего детства ожили передо мною, переродившись в меланхолический суровый пейзаж. Характер Урала, его природа, очень мне напоминали вятский край, те же хвойные леса, увалы, только грандиозных размеров, а леса — щетина тайги по хребтам гор, вместо одиночек-елей — гигантские кедры. Потому-то, вероятно, я несколько лет то и делал, что писал уральские пейзажи». Известно, что после возвращения из поездки, в 1890-х годах Васнецов создал целую серию видовых работ, объединенных впоследствии в так называемый «Уральский цикл». К этому циклу, очевидно, примыкает и наш пейзаж.

«Пейзаж с прудом» (1900-е — 1910-е) Василия Васильевича Переплётчикова — живописный этюд в технике a la prima с изображением типичного среднерусского пейзажа, характерного для творчества художника. Эксперт отмечает, что «эмоциональную выразительность композиции придают динамичность и разнообразие фактурного мазка, повышенное чувство цвета, передающее яркие краски осеннего дня».

Тема осени продолжена в невероятно теплом, построенном на игре тонких цветовых нюансов среднерусском деревенском виде «Сентябрь» (1955) Михаила Семёновича Перуцкого, ученика К. Костанди и учителя многих отечественных мастеров (воспоминания о нем М. А. Рогинского см. здесь).

«Край леса» (1940–50-е) Василия Никитовича Кучумова — небольшой акварельный видовой этюд мастера исторического и пейзажного жанра. Это работа уже сложившегося зрелого художника, в которой он достигает максимальной выразительности, ощущения бесконечности лесных далей с помощью довольно лаконичного набора изобразительных средств. В противоположность известным блокадным пейзажам первой половины 1940-х годов, наша акварель спокойна и дышит ощущением мирной жизни.

В графическом видовом «Пейзаже» (1967) Анатолия Тимофеевича Зверева рисунок будто вибрирует, живет и дышит, черты его — быстрые, резкие, напряженные, как будто автор торопился запечатлеть некое состояние природы — но состояние спокойное, тихое, даже безветренное. В рисунке, созданном художником в один из самых плодотворных периодов его творчества, чувствуется зверевская энергия и вместе с ней чистота души.

«Прованский пейзаж (“Доллар”)» (2014) Олега Павловича Хвостова по праву можно назвать одной из самых ярких работ нашей сегодняшней подборки. Впечатляющий, красивый, большеформатный (150,5 × 130,5 см!) пейзаж, выполненный в узнаваемой авторской манере, помимо своих неоспоримых эстетических свойств имеет и социальный подтекст — узнаваемый знак S — $, повторяющийся в волнообразном мотиве лавандового поля.

Тему города в нашем каталоге открывает рисунок акварелью и карандашом на бумаге «У Зимнего дворца» Соломона Самсоновича Боима. Художник знал и любил Ленинград. В годы Великой Отечественной войны служил в Кронштадте, а в 1943-м был назначен главным художником Балтфлота. На протяжении всей жизни виды Северной столицы, воспоминания о войне и сцены мирной жизни города и Балтийского флота оставались главными сюжетами его творчества.

Шикарен батынковский «Танк»! Размер, цвет, мотив, проработка деталей, нежный общий колорит композиции, в центре которой — огромная разрушительная махина, — все эти узнаваемые черты творчества современного художника Константина Александровича Батынкова ценятся знатоками и любителями.

На стыке жанров — между жанровой сценой, пейзажем со стаффажем и даже натюрмортом, кажется, «замерла» красивая, очень стильная в своей сдержанной черно-бело-коричневой цветовой гамме пастель на гофрокартоне «Женщины в пейзаже» (2000) Бориса Петровича Кочейшвили.

Подборку натюрмортов этой недели начнем с тонкой по цвету, редкой ранней работы Арона Фроимовича Буха «Натюрморт. Три цветка», созданной художником в 1980-х годах.

Десять или пятнадцать лет спустя современный ташкентский художник Бабур Мухамедов написал свой «Букет красных роз» (1993–1999) — фактурный, в пастозной манере и очень декоративный.

Есть среди наших натюрмортов и классическая предметная постановка — яркий акрил на холсте «Натюрморт» (2014) современной наивной художницы Алевтины Дмитриевны Пыжовой.

Близка наивному искусству гуашь «Курочка» (1990-е) — характерная поздняя работа выдающегося представителя нонконформизма Владимира Игоревича Яковлева.

«Валет “Ура”» (2013) Владимира Николаевича Немухина — вариант переведенной в тиражную графику оригинальной работы. Несмотря на то, что наша вещь — тиражная, ручная доработка каждого экземпляра серии позволяет говорить об уникальности каждого из 49 экземпляров.

Подборку прикладной (театральной и иллюстративной) графики открывает гуашевый эскиз-вариант костюма к балету С. С. Прокофьева «На Днепре» («Sur le Borysthène») работы «амазонки авангарда» Наталии Сергеевны Гончаровой. Балет написан в 1930 году по заказу главного балетмейстера Гранд-опера (Париж) С. Лифаря, а 16 декабря 1932 в Гранд-опера состоялась премьера балета, но уже под названием «Sur le Borysthène»: оригинальное название французам было сложно произносить, поэтому Днепр заменили его древнегреческим названием Борисфен. Эксперт указывает, что «характер изображения персонажа, колористическая гамма, ассиметричное цветовое решение трико», аналогичное эскизу костюма к балету «На Днепре» (ныне хранящемся в ГТГ), позволяют предположить, что наша работа является эскизом-вариантом костюма к этой постановке.

Еще один «костюмный» образ, по своим стилистическим особенностям находящийся ближе к эстетике «Мира искусства» и театральной графике, чем к новаторским направлениям начала XX века, — пастель «Дама в розовом платье» (конец 1930-х) известного театрального художника Александра Фёдоровича Лушина.

Эскиз иллюстрации к роману Р. Л. Стивенсона «Остров сокровищ» «Джим видит драку пиратов на “Испаньоле”», исполненный Татьяной Борисовной Александровой в 1960–70-х годах, интересен тем, что почти дословно воспроизводит известный литературный первоисточник: «…пока я не заглянул в окошко, я не мог понять, почему оставленные для охраны разбойники не поднимают тревоги. Однако одного взгляда было достаточно, чтобы понять все. А я, стоя в своем зыбком челноке, мог действительно кинуть в каюту только один взгляд. Хендс и его товарищи, ухватив друг друга за горло, дрались не на жизнь, а на смерть» (Гл. 23 «Во власти отлива»). С другим абзацем текста, уже из 26 главы романа, детально можно соотнести и сцену «Джим спасается от боцмана Израэля Хендса», изображенную на обороте нашего рисунка.

Завершает описание лотов 177-го AI Аукциона не одна работа, а целых 16. Речь идет об альбоме «Шестнадцать автолитографий» (1921) Бориса Михайловича Кустодиева. В издание, выпущенное петроградским Комитетом популяризации художественных изданий при Российской Академии истории материальной культуры в количестве 300 экземпляров, вошли 14 литографий, а также титульный лист и лист оглавления, украшенные сюжетными виньетками. «Литографирование придало сочно-красочным кустодиевским полотнам особый оттенок поэтичности и музыкальности. Стал особенно заметен напевный ритм его композиций, их точная орнаментика. От воспроизведения в графике живопись Кустодиева приобрела новые свойства. Критика отмечала и притягательное для глаз обилие говорящих деталей, сцен, полный очарования колорит ушедшей старой жизни русского купечества (источник: raruss.ru)».

Тем, кто собирается впервые купить картину или рисунок, будет полезно узнать, что ни один монитор никогда аутентично не передаст произведения искусства. Цвет, фактура, не говоря уже об ауре той или иной работы, впечатлении от встречи с нею, монитору не подвластны. Хорошую вещь он может сделать как минимум невыразительной, а не совсем удачную, напротив, приукрасить (последних у нас нет, но справедливости ради сказать об этом стоит). К тому же каждый человек видит и чувствует по-своему. Поэтому приезжайте посмотреть на все работы собственными глазами у нас, на Гороховском, 7 (только предварительно необходимо позвонить и договориться о встрече).

11.05.2017


Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *