Что стало "визитной карточкой" для Ильина?

За свою актерскую карьеру кем он только не был: князем и мошенником, главврачом и киллером, наркоторговцем и прокурором. 

Но больше всего Ильина знают и любят по роли мужа Каменской. По крайней мере, женская половина нашей страны - так точно.

- Андрей Епифанович, у вас такое редкое отчество...

- Да. Мой отец стеснялся своего имени. Его родной брат Ефим - тоже. И тот и другой представлялись Евгениями. Евгений-старший и Евгений-младший.

- Ваши родители были далеки от театра: папа - водитель, мама - завхоз. Как они отнеслись к вашему выбору?

- Порадовались за меня. Вряд ли они до конца понимали, что значит быть артистом. Но когда я стал частенько мелькать на экране, маме это очень понравилось.

- В детстве вы часто гостили у бабушки с дедушкой в деревне. Какое самое яркое воспоминание?

- Бывало, заберемся с ребятами в какой-нибудь чулан, а там гробы стоят и могильные кресты!

- Кто-то умер?

- Нет, это люди старшего поколения для себя при жизни готовили.

- Наверное, вам, ребенку, жутко было такое видеть?

- Конечно! Когда в первый раз на гроб наткнулся, почувствовал, как волосы зашевелились от страха! А потом привык...

- А сейчас там бываете?

- Недавно был. Удручающее впечатление: колхоза нет, речка высохла, дороги пришли в негодность. Незасеянные поля, разрушенные фермы. К сожалению, никому это не нужно...

- Свою первую главную роль вы сыграли у Петра Тодоровского в фильме «Какая чудная игра». А как попали в картину?

- Наверное, по воле случая. Я тогда работал в Рижском театре русской драмы и снимался в фильме «Человек свиты», сценарий которого написал Валерий Тодоровский, сын Петра Ефимовича. Валера приехал на съемочную площадку, чтобы посмотреть, как идет работа. Мы познакомились, разговорились. Я пригласил его на свой спектакль...

А вскоре Валера окончил режиссерские курсы и позвал меня участвовать в своей дипломной работе - картине с мрачноватым названием «Катафалк». Конечно, он показал ее папе. После чего тот и пригласил меня сыграть роль в своем фильме. Я им обоим очень благодарен.

- Вы как-то сказали, что работать в Москве было вашей мечтой...

- Можно сказать, что так. Еще когда учился в театральном училище в Нижнем Новгороде, я для себя решил, что когда-нибудь обязательно буду работать в Москве. Мне действительно очень хотелось играть на сцене московского театра.

- И сколько прошло времени, прежде чем воплотили мечту в жизнь?

- Примерно десять с половиной лет. Меня пригласили в театр имени Моссовета.

- Город вас не разочаровал?

- Нет. Сначала, как и многим провинциалам, мне было страшновато в мегаполисе: суета, все всегда куда-то бегут. Чувствовал себя букашкой среди небоскребов. А потом стал адаптироваться, привыкать, воспринимать все немного иначе. И сейчас уже не мыслю себя без Москвы. Это мой город: здесь моя семья, мои друзья, моя работа. И если я долго нахожусь в отъезде, мне хочется поскорее сюда вернуться. Даже по суете скучать начинаю.

- В начале 90-х у артистов были трудные времена. Это и вас коснулось?

- Конечно. В 90-е страна меняла кожу, и никто не знал, чем и когда закончится этот болезненный процесс. Зарплата театрального артиста составляла долларов 10-15. Я думал, что скоро вообще все театры закроются... Но они как-то выстояли, выжили. И я рад, что тогда не ушел из профессии, хотя желание было велико.

- А вы никогда не задумывались, кем бы стали, если бы не пошли по актерскому пути?

-  Вероятно, работал бы водителем, как папа. Или поступил бы в какой-нибудь институт и стал инженером, как многие мои одноклассники. Или моряком. (Улыбается.) Или летчиком. Сейчас уже можно только гадать...

- Все это теперь можно воплотить в кино. Однако многие вас воспринимают исключительно как мужа Каменской. Как к этому относитесь?

- Как к данности. Наверное, так случилось в силу того, что этот сериал часто показывают по телевидению, много лет он был довольно популярен. «Визитные карточки» для актеров выбирают зрители, от нас самих тут мало что зависит.

 

18.12.2016


Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *