Мир сквозь объектив искусства: Альберт Оэлен создает уникальные полотна

Немецкий художник Альберт Оэлен (Albert Oehlen) соединил искусство и музыку. Мастер примкнул к движению новых диких, критически относящихся к устоявшимся нормам и правилам в искусстве. В центре его художественной практики – отрицание ценностей и иерархии в классической живописи. Сам он оценивает свое творчество, как «пост-беспредметное». Полотна Альберта – это смешение всевозможных стилей и техник: при создании работ художник использует кисти, пальцы, собирает коллажи, дорисовывает фрагменты с помощью компьютерной графики. Цветовые решения мастера также нестандартны: в его работах мелькает то грубая прорисовка с контрастными линиями, то мягкая, еле уловимая растушевка. Так, в картине Mode соединяются четкая графика с размытой абстракцией; цвета варьируются от блеклого серо-коричневого и нежно-лилового, до яркого, почти кричащего розового.


Художник отказывается от всех основных правил живописи, объединяя в своих работах абстрактные и фигуративные элементы. Во многих случаях первым шагом в создании картины служит коллаж на холсте, который является основополагающей структурой. Так, на картине FM 26 центральным элементом является флаг Германии. Начав свою работу с фигуративных элементов, и добавляя в процессе абстрактные формы, Оэлен как бы повторяет историю искусства на пути от реалистичной живописи к абстрактной. В полотне Black Rationality художник к характерным тонам и конному сюжету исторической живописи и переориентирует их как панк-этическое чучело. Скелеты лошадей отсылают к мотивам Пикассо. Альберт Оэлен устанавливает плоскость абстрактной экспрессионистской земли; фигуры помещаются как отдельный слой, создавая иллюзию перспективы. В оптическом соперничестве между поверхностью и глубиной Альберт Оэлен раскрывает ограничения как абстракции, так и как представления, чтобы осуждать и восхвалять художественную традицию. В буквальном изображении кладбища Альберт Оэлен представляет живопись как освященный миф, резонирующий после истечения срока его годности. Альберт Оэлен видел снижение живописи как главного средства нового искусства. Это свершение, которое он честно регистрирует и странно празднует, видно из полотна Born to Be Late.

Крупные масла, временами в сочетании с экранированными с помощью шелкографии цифровыми изображениями, вначале могут выглядеть как нечестивые беспорядки: воздушная абстракция толкается с заброшенной фигурацией. Оэлен хочет видеть вместе деликатность и грубость, цвет и неопределенность, а также лежащие в основе их всех базовую ноту истерии. Оэлен относится к тем художникам, кто может несколько лет работать над одной картиной. Оставляя работу над холстом на некоторое время, он возвращается к нему через несколько лет с более свежим взглядом. Его последние работы часто созданы при помощи компьютера, включают коллаж из фотографий и напечатанных элементов.

02.12.2017


Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *