Старые мастера уже не в моде

Старые мастера, но новые правила игры: за последние несколько недель сразу два эксперта по творчеству старых мастеров покинули аукционный дом Christie’s. Это произошло по причине того, что продажи в этом сегменте рынка упали сразу на 33 процента, о чём свидетельствует отчет TEFAF Art Market за 2016 год.

В то время, как современное искусство находится на пике популярности среди коллекционеров, зрителей и меценатов, все больше экспертов сомневаются в том, что искусство старых мастеров будет долго оставаться актуальным для аукционных домов, галерей и музеев. Свой отпечаток наложил и мировой экономический кризис, в условиях которого аукционы стали больше внимания уделять прибыльной стороне бизнеса — современному искусству.

“Все хотят ассоциироваться с новым, современным искусством”, — сказал Эдвард Долман (Edward Dolman), председатель и главный исполнительный директор аукционного дома Phillips, который провел большую часть жизни в отделе старых мастеров Christie’s, а теперь сосредоточился на современных авторах. “У нас нет намерения продавать работы старых мастеров и художников XVIII и XIX веков, потому что эти рынки в настоящее время всё больше истощаются”, — добавил он. — “Новые клиенты аукционных домов всё дальше отходят от почитания прошлого”.

Ограниченное число картин, ослабление общественного внимания, сокращение числа специалистов по творчеству старых мастеров частично отвечают за смещение акцентов на арт-рынке. Лондонский дилер Гай Сейнти (Guy Sainty), который долгое время специализировался на старых мастерах, говорит, что он озадачен и расстроен. “Я был арт-дилером почти 40 лет, и просто не понимаю, куда делись коллекционеры, разбирающиеся в старом искусстве. Такое чувство, что американцы просто потеряли интерес к европейской культуре”.

В категорию старых мастеров попадают европейские художники периода после Возрождения, в том числе да Винчи, Рафаэль, Гойя и Эль Греко, которые были известны высокой степенью детализации, реалистичностью картин и рисунков, а также голландские мастера во главе с Яном Брейгелем Старшим. Интерес к их творчеству в обществе пока ещё сохраняется. Выставку в музее Метрополитен «Виже Лебрен: женщина-художник в революционной Франции» (Vigée Le Brun: Woman Artist in Revolutionary France), например, посетило более 165 000 человек. Высокую посещаемость сохраняют и музеи Гетти и Фрика, которые ориентированы на исторические работы.

Довольно высок и спрос на старые шедевры на аукционах, о чем свидетельствуют 58 млн долларов США, заплаченных в июле за картину Питера Пауля Рубенса «Лот и его дочери» (Lot and His Daughters) на аукционе Christie’s в Лондоне. Картина стала второй самой дорогой из всех проданных на аукционе работ этого художника. Но шедевры появляются все реже, частные владельцы и музеи, как правило, держатся за них, что создает большие проблемы с поставками работ для торгов.

Помимо всех экономических факторов, свою негативную роль играет и социально-культурный аспект. Понимание творчества старых мастеров, по мнению экспертов, требует более глубокого образования. Christie’s, например, обучает своих специалистов по старым мастерам в течение шести-семи лет, в то время как стать экспертом в современном искусстве можно за три-четыре года. По этой причине и молодые коллекционеры, как правило, находят современное искусство более доступным.

“Люди, которые покупают картину старого мастера, имеют больше понимания, может быть, больше страсти”, — отмечает Кристоф Ван де Вейхе (Christophe Van de Weghe), дилер с Мэдисон-авеню, специализирующийся на работе с современными авторами, от Матисса до Баскии.

Некоторые приписывают растущий интерес к современному искусству к росту популярности современной архитектуры и дизайна. “Очень многие просто хотят, чтобы картины в их домах сочетались по цвету с кушетками”, — добавляет ван де Вейхе. — “Все эти новостройки с высокими потолками и большими окнами лучше всего подходят для современного искусства”.

“В программах по истории искусств университетов в Соединенных Штатах, современное искусство, безусловно, самое популярное”, — отмечает Ричард Мейер (Richard Meyer), профессор истории искусств в Стэнфордском университете в своей книге «Что такое современное искусство?» (What Was Contemporary Art? MIT Press, 2013). “Мы теряем ощущение ценности прошлого, в том числе ценности прошлого искусства”, — добавляет он, — “и не только эстетической ценности, но и способов, которыми оно рассказывало нам о культуре и людях, живших до нас”.

Для заполнения кураторских позиций музеи США вынуждены искать специалистов в Европе. Гетти, например, недавно наняли Давида Гаспаротто (Davide Gasparotto), бывшего директора галереи в Модене, Италия. “Вы не сможете больше найти молодых специалистов со знанием европейского искусства в американских программах магистратуры”, — говорит Сейнти. — “Все хотят заниматься современным искусством”.

Все эти факторы привели к тому, что художественный мир вынужден вносить коррективы в привычный порядок вещей и всё чаще ставить в один ряд картины старых мастеров и современных художников на выставках, в галереях и на аукционах. Так в марте в Met Breuer открылась выставка, посвященная незаконченным работам начиная с XV века, Тициана и Рембрандта, и заканчивая современными авторами, Брайсем Марденом (Brice Marden) и Керри Джеймсом Маршаллом (Kerry James Marshall). В прошлом году музей запустил онлайн-проект, в рамках которого современные художники рассказывают об исторических работах из коллекции Met, которые так или иначе вдохновляли их на творчество.

“То, с каким энтузиазмом современные художники рассказывают о гении старых мастеров, даёт возможность представить старое искусство новой аудитории. Просто надо помнить, что всё искусство когда-то было современным”, — говорит Томас П. Кэмпбелл (Thomas P. Campbell), директор и главный исполнительный директор Met.

Подобное соседство часто встречается и на аукционах. Например, дом Christie’s включает в тематические торги работы разных временных периодов.

“Многие музеи сосредоточились на ложной дихотомии: получая молодого зрителя через выставки современного искусства, они надеются заинтересовать его и работами старых мастеров”, — говорит Ян Вардруппер (Ian Wardropper), директор музея Фрика. — “Я просто не верю в это. Дело в том, что попытаться привлечь посетителя разумными способами на своих собственных условиях и сделать это интересно не так просто, мы все прошли через это”.

Но есть и хорошая новость – старые мастера стали более доступны для тех коллекционеров, которым они всё ещё интересны. “Вы можете купить действительно хорошую картину Рембрандта за 40-50 млн долларов США. Это не очень большие деньги, когда речь идет о Рембрандте”, — говорит Джефф Кунс (Jeff Koons).

05.09.2016


Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *