Свердловская киностудия может быть приватизированной

Гордость советского послевоенного кинопроизводства, Свердловская киностудия когда-то занимала целый квартал в центре уральской столицы. Там трудилась тысяча человек, и ежегодно выпускались десятки документальных, анимационных и художественных фильмов, которые показывали по всему СССР. «Трембита», «Угрюм-река» и кукольные мультфильмы по сказкам Бажова – всё это часть огромного наследия студии, права на которое теперь принадлежат не ей.

Сегодня в штате студии – несколько десятков человек, в основном административных служащих. Титульное здание на углу улицы Луначарского и проспекта Ленина – бывший Дворец строителей – превратилось в торговый центр. Там, где когда-то были кабинеты, сегодня продают платья. В помещениях студии можно купить туристическую путевку, научиться танцевать, сшить костюм, покрасить брови или ногти, сфотографироваться. С кино все сложнее

Свердловской киностудии в новое время не повезло. Первый раз – в начале 80-х, когда здесь ввели новый цех обработки пленки. Подходил он только для советских пленок, которые перестали выпускать уже через пять лет. Второй – в начале 90-х, когда у директора киностудии Геннадия Алексеева украли железнодорожный состав с бензином. Как и многие в то время, он параллельно занимался собственным бизнесом, в итоге стоившим ему жизни. Долги повесили на студию, в ее кабинетах засели представители всех уральских бандитских группировок.

Новым директором студии стал Сергей Негашев, заместителем при нём – молодой экономист Алексей Федорченко, известный сегодня по таким фильмам как «Овсянки» и «Небесные жены луговых мари». Коронный приём будущего триумфатора фестиваля в Венеции и «Кинотавров» в те времена был таким: в разгар сложных переговоров с очередными бандитами он входил и молча садился на стул позади директора. Действовало безотказно.

 
Вот типичная история того времени, рассказанная Алексеем Федорченко. На создание фильма «На полпути в Париж» легенды студии, режиссера Ярополка Лапшина, Госкино в 1998 году предоставило освобождение от налога на имущество, которое студия «обналичила» путем нескольких товарообменов. Студия получила на выходе банковский вексель, но права на него вскоре предъявили грузинские бандиты в Москве. Переговоры в «Макдональдсе» на Пушкинской заняли несколько часов. В очередной раз перекладывая бумаги, Алексей Федорченко смог незаметно выкрасть вексель – и бросился бежать через переулки. Так студия выживала в 90-е
 

Вместе с Федорченко из «Макдональдса» бежал и другой заместитель Негашева – Михаил Чурбанов. В начале 2000-х их дороги разошлись: Чурбанов стал директором Свердловской студии, а Негашев и Федорченко навсегда порвали со студией и ее новым руководителем. Алексей Федорченко закончил дебютный фильм «Первые на Луне», за который получил европейские призы и признание. Это был его первый и последний фильм, снятый на Свердловской киностудии. Вскоре он открыл собственную кинокомпанию. По словам Федорченко, представители Свердловской киностудии ни разу не приглашали его ни на одно из своих мероприятий. 

Государство получает прибыль от аренды – и все довольны. Ему не нужно, чтобы здесь снимали кино. Главное, чтобы не было проблем и шумных кинематографистов», – уверен Федорченко.

С новым руководством студии не поладило и Свердловское отделение Союза кинематографистов. Его председатель Владимир Макеранец уверяет, что никогда не пустит Чурбанова в ряды организации. Поэтому тот вступил в Союз в Москве.

 
 
 2000-е Свердловская киностудия встречала в подвешенном состоянии: с одной стороны, она была полностью «очищена» от всех долгов, с другой – ее производственный фонд безнадежно устарел, содержание студии обходилось в значительную сумму, гигантские павильоны простаивали без дела. Государство киностудии не финансировало, крупные независимые продюсеры собрались в Москве, в регионах кино не нужно было никому. Главной ценностью региональных студий были помещения, которые всюду перестраивались и сдавались в аренду. 
 
 
12.03.2017


Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *