Живописец Филипп Хейл создает воздушно-золотистые истомы женских портретов

Не каждому таланту удается буйно расцвести. И уж тем более никто не сможет сказать точно, в чем измеряется талант и как постичь природу славы. Кому-то предначертано стоять на пьедестале, а кому-то - провести всю жизнь в трудах, лишь мимолетно ухватив частичку успеха, что вовсе не говорит об отсутствии таланта. Филипп Лесли Хейл (Philip Leslie Hale) не был типичным представителем американской живописи XIX века. Среди пасторальных изображений сельской жизни и городских пейзажей прорывалось нечто буйное, вакхическое, напоенное солнцем, смехом и пронизанное неземным сиянием.

 

Эта воздушно-золотистая истома женских портретов и стала визитной карточкой Хейла. Подобно своему соотечественнику Фрэнку БенсонуХейл отводил особое место женским образам. Первые уроки рисования мальчику преподавала родная тётя, которая делала все возможное, чтобы раскрыть талант детей. После чего Филипп был прикован к живописи на всю оставшуюся жизнь. Также стоит отметить, что Филипп никогда чрезмерно не увлекался копированием и собственный вкус и стиль выработал довольно рано. Этому поспособствовала поездка в Париж, где ему удостоилось познакомиться с творчеством Моне.

Хейл создал множество портретов и пейзажей, но мало что могло сравниться с его «золотыми» композициями. Невероятно насыщенные, сочные цвета и водовороты, океаны света – фигуры в них буквально растворяются. Порой солнце полностью заполняет картину, падая потоком, как на полотне «Маки». Или, напротив, мягкие всплески сияния баюкают стройные фигуры и будто бы исходят от золотых волос и белоснежных одеяний «Девушек в солнечном свете». Этим нежнейшим, согревающим душу светом исполнены все работы Хейла в середине 1890-х. На сегодня работами Филиппа Хейли восхищаются не только гуру искусства, но и обычные туристы. Кроме этого, полотна украшают стены всемирно известных галерей.

21.11.2017


Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *