Полотно Караваджо. найденное на чердаке, наконец займет свое место на выставке

Спорное полотно Караваджо, обнаруженное на чердаке неподалеку от Тулузы и уже получившее статус национального наследия Франции, впервые попадает на открытую для широкой публики экспозицию. «Юдифь, обезглавливающая Олоферна» (1606–1607) будет экспонироваться бок о бок с находящимся в коллекции Пинакотеки Брера шедевром Караваджо «Ужин в Эммаусе» (1605–1606), копией «Экстаза святой Магдалины» (после 1610) Караваджо и тремя работами фламандского последователя Караваджо Луи Финсона.

Экспозиция «Караваджо. Вопрос атрибуции» (10 ноября 2016 — 5 февраля 2017) войдет в серию «диалогических» выставок Брера, в рамках которых произведения из ее коллекции показывают рядом с важными экспонатами из других музеев. Директор миланской Пинакотеки Джеймс Бредберн объяснил, что искусствоведам и обычным зрителям предложено самим оценить достоверность спорной атрибуции картины.

Караваджо, который живет на крыше

Мнения экспертов об этом проекте, придуманном Никола Спинозой, специалистом по творчеству Караваджо, бывшим директором неаполитанского музея Каподимонте, уже разделились.

25 октября искусствовед Джованни Агости вышел из консультативного совета Пинакотеки, протестуя против «некритического» представления картины, которая «не только является частной собственностью, но и выставлена на продажу».

В 2014 году это произведение обнаружила французская семья, собравшаяся чинить протекавшую крышу. Полотно доверили парижскому дилеру, специализирующемуся на продаже старых мастеров Эрику Тюркену, заявившему, что оно может стоить около €120 млн.

«Брера — государственный музей Италии, а не частная галерея или банковский фонд. Демонстрация произведения в ее залах автоматически придает ему авторитетности», — написал Агости в письме Бредберну.

Недвусмысленное предупреждение

Споры развернулись из-за того, что работа названа произведением Караваджо и на выставке, и в каталоге экспозиции. Музей «не должен принимать условия одолжившей холст стороны, в особенности если той поручено его продать», — говорит Агости.

Бредберн рассказал The Art Newspaper, что французская «Юдифь» будет демонстрироваться с «недвусмысленным предупреждением» о том, что атрибуция принадлежит собственнику, а не музею. «Нет никаких сомнений в том, что с этой картиной связана некоторая неопределенность».

Техническое исследование пока что не принесло окончательных результатов. В марте министерство культуры Франции объявило работу национальным достоянием и наложило 30-месячный запрет на экспорт, а Лувр продолжает изучать спорный холст, пока правительство раздумывает, делать или не делать предложение на его покупку.

Спиноза вошел в число специалистов по творчеству Караваджо, которых Тюркен попросил изучить картину. Он написал в своем заключении, что это утраченный оригинал, последнее документальное упоминание о котором относится к началу 1600-х годов, «несмотря на то что у нас нет тому никаких осязаемых или бесспорных доказательств».

Другой эксперт Мина Грегори считает, что это копия кисти Финсона, которому, судя по письменным источникам, давно утраченная «Юдифь» принадлежала с 1607 года и до его смерти в 1617 году.

На выставке будет представлена практически идентичная композиция, датируемая 1607 годом и атрибутируемая Финсону. Ее предоставил неаполитанский банк Intesa Sanpaolo. А вот римская Национальная галерея старинного искусства во дворце Барберини, как сообщает газета La Repubblica, отказалась одолжить для выставки общепринято атрибутируемую Караваджо более раннюю версию «Юдифи, обезглавливающей Олоферна» (1598–1599).

«Не думаю, что имело бы смысл выставлять “Юдифь” из Барберини вместе с найденной во Франции картиной… Судя по фотографиям, это прекрасный холст, но это неаполитанский образец, выполненный в неаполитанском стиле, поэтому он совсем не похож на “правильного” Караваджо», — сказала итальянской газете директор музея Фламина Дженнари-Сантори.

Бредберн утверждает, что «музей не обязан заниматься подтверждением атрибуции картины, которую он берет во временное пользование. Для него важно, во-первых, определить, подходит ли картина к теме выставки (в данном случае — “Вопрос атрибуции”), а во-вторых, соответствует ли ее качество музейному уровню. В данном случае, вне зависимости от того, Караваджо ее написал или нет, — это, несомненно, так».

И хотя Бредберн признает, что музей способен оказывать влияние на рынок, он также утверждает, что «единственная потенциальная опасность» демонстрации французской «Юдифи» для собственника заключается в том, что «эксперты могут не прийти к единому мнению» о ее авторстве.

До конца января 2017 года музей собирается провести однодневный семинар с участием ведущих специалистов по творчеству Караваджо.

Интересно отметить, что «Юдифь» из коллекции Барберини долгое время считалась утраченной и была заново обнаружена только в 1950-е годы. Ее заметил в римском доме семьи Коппиреставратор Пико Челлини в 1950 году, а год спустя знаменитый критик Роберто Лонги атрибутировал и включил ее (правда, не внеся в каталог) в свою эпохальную выставку Караваджо и его последователей в миланском палаццо Реале. В 1971 году правительство Италии приобрело эту картину для палаццо Барберини.

Тем временем газета Corriere della Sera сообщает, что искусствовед Франко Моро утверждает, что ему удалось опознать еще 69 ранее не атрибутированных картин и рисунков Караваджо в различных коллекциях мира.

10.11.2016


Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *