Премьера "Матильды" покажет эпизод гражданской войны в культуре России

Еще немного, и фильм о том, почему фильм Алексея Учителя о любви последнего русского царя и красавицы-балерины встречают в России со скандалом, мог бы оказаться (если кто-то его снимет) значительнее самого предмета скандала.

Скандал с "Матильдой" - это лишь эпизод в гражданской войне, которая вновь яростно разгорелась в российской культуре. Эпизод значимый, прискорбный, отражающий культурное невежество нападающей стороны и растерянность самих деятелей культуры. Последние переходят порой в атаку, иронизируют, жалуются президенту, но затем опять все тонет в традиционном мракобесии.

Что же касается Матильды... Она танцевала, как богиня, и любила Николая за все его достоинства, включая царское происхождение. Тщеславная полька, как бы мстя за поруганную родину, увлекла наследника престола в водоворот безумной страсти. Собственно, о чем еще можно снимать фильм с Николаем в качестве главного героя? Только о Матильде. Здесь Николай порывист, смел, обаятелен до конца. Этот фильм - не унижение царя, а почти реалистический рассказ о любовном романе.

Глупость, глупость и еще раз глупость отличает гражданскую войну в российской культуре со стороны гонителей. Но эта глупость воинственная, вооруженная депутатскими мандатами, близостью к правящей идеологии и верховному начальству.

А разговоры о том, кто дал деньги на фильм Алексея Учителя и кто продвигает его со скандалом - люди Кремля или свободные спонсоры, о чем заговорили московские газеты в последние недели, - только отвлечение от ужасов гражданской войны в культуре.

Эта война, в сущности, шла всегда, никогда не прекращаясь. Начиная со времен Радищева, власть бомбила культуру во всех ее, власти, ипостасях: царской, коммунистической, ура-патриотической. Чуть проще было в 1990-е годы, когда о культуре просто забыли из-за великого множества других проблем. Но все равно и тогда меня и моих друзей кусали за постмодернизм. А как только заступил новый президент, тут сразу понеслось. В 2002 году нас с Сорокиным и Пелевиным уже объявили врагами российской культуры, а книги Сорокина бросали в кислоту напротив Большого театра. И с тех пор без остановки. Нет нужды перечислять все жертвы.

В гражданской войне, в которой одна сторона хотела бы полностью использовать культуру в государственных целях, другая получает теперь удар сдвоенного кулака. Его наносят Русская православная церковь и государство. РПЦ - открыто, государство - прикрываясь разными депутатами. Запрещают "Тангейзера", громят Манеж с работами Сидура, офицерская моча заливает фотовыставку... Бои идут на многих фронтах, включая борьбу за Исаакиевский собор.

Иногда государство отступает на шаг и оглядывается. Не переборщило ли оно? Переборщило! Но остановка – и снова в бой. Смерть "Матильде"? Это слишком публичная и позорная казнь. И фильм "Матильда", наверное, победит клерикальных истериков. Но это будет локальная победа.

Государство российское в течение веков и до сих пор не может понять, что роль культуры - быть свободным носителем человеческих ценностей. Это не казарма, не школа КГБ. Это страсть и часто запретная любовь к запретному плоду, если вернуться к фильму "Матильда".

24.02.2017


Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *