Коллекционеры со всего мира атаковали ярмарки Парижа

Крупнейшая во Франции ярмарка современного искусства принимает в Grand Palais 192 галереи из 29 стран, выставивших на продажу около тысячи произведений искусства. За 13 лет, что Флей у руля парижской ярмарки, она поменялась кардинально, от прежнего состава участников осталось процентов 30. Разве что России на ней места так и не нашлось. Профессионалы любопытствуют, мол, как там у вас с галереями — но дальше праздного интереса дело не идет.

Зато русские коллекционеры и посетители при входе в замок сразу могут блеснуть знанием мировой арт-сцены, безошибочно определив самого модного в Москве гастролера — Такаси Мураками. Его пятиметровое «Пламя желания» полыхает на стенде Perrotin, оцененное в несколько миллионов долларов.
Выставочного календаря придерживается и парижская Kamel MennourГалерист Меннур из года в год продает по следам столичных выставок, которые чаще всего сам же и поддерживает. «Карт-бланш» молодой француженки, обладательницы «Серебряного льва» Камиль Энро в Пале-де-Токио открылась в один день с FIAC. А двухметровый монстр с беззубой улыбкой швейцарского художника Уго Рондиноне был продан с условием, что новый хозяин отпустит его в Версаль, где на днях начнется «Зимнее путешествие». Скульптура «Обнаженная (xxxxxxxxxxxx)» (2011), а точнее, три скульптуры, три сидящие на полу женщины — в полный рост, глаза закрыты. Швейцарец известен своими гигантскими монстрами, но лондонцы поставили на интимность и простоту.

Французы во многом делали свой выбор с прицелом на вкусы местных коллекционеров. Именно поэтому у галереи Nathalie Obadia в первые часы была куплена картина Жерома Зондера (€6 тыс.), у In Situ — двухметровые колбы питомца Пале-де-Токио, молодого художника Вивьена Рубо (€8 тыс.), а у Lelong (Париж, Нью-Йорк) — акварели камерунца Бартелеми Тогуо (не менее €60 тыс.). Франсуа Морелле — пионер кинетического искусства и оп-арта представлен на стендах сразу нескольких крупнейших галерей.  Цены и на ранние работы 1970-х, и на неоны, сделанные незадолго до смерти в мае прошлого года, начинаются от €120 тыс.

Галерея David Zwirner на только что завершившейся Frieze рапортовала о невиданных коммерческих успехах. Чуть ли не впервые Джефф Кунс дал галеристам свои работы для продажи на Frieze и не ошибся: купили все садовые шары, самый дорогой — $2,75 млн. На FIAC Кунса, судя по всему, не хватило. Шары подешевле имелись у нью-йоркской 303 Gallery. Потолок своего стенда они отдали Джеппе Зейну — датскому художнику из Берлина, который известен городскими проектами. На FIAC он развлекал публику зеркальными воздушными шарами всех цветов, до €30 тыс. за штуку. Коллекционеры и гуру искусства в восторге от торгов. Шедевры так и переселяются в частные коллекции ценителей искусства, чтобы через несколько столетий, а может и раньше снова заблистать на торгах.

Russia Art News рекомендует:

"Если меня закроют в комнате на пять лет - я не перестану рисовать": Эмма Резникова и её акварельная нежность

Сюрреалистические воображения Рафала Олбински очаровывают своей магией

Мед для коллекционеров: Организаторы ярмарки антиквариата обнародовали список участников

21.10.2017


Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *